1prof.by — информационный портал федерации профсоюзов Беларуси
Членская организация Федерации профсоюзов Беларуси

Время работы: Пн-Чт: 08:30 – 17:30 Пт: 08:30 – 16.15 Перерыв: 12:00 – 12:45

+375 (17) 375-83-84

  • +375 (17) 375-83-84
  • Пн-Чт: 08:30 – 17:30
    Пт: 08:30 – 16.15
    Перерыв: 12:00 – 12:45
У вас есть интересная новость?
«Горячая линия»
Нормативная база
Год качества
Мы в Telegram!
Мы в Instagram!
Мы в Facebook!
Медиагалерея
Санкции
Туризм
Год исторической памяти
Погода
ГлавнаяНовостиЧТО ПРИВЕЛО БЕЛОРУСОВ НА КРАЙ СВЕТА В САБЕТТУ
15 марта 2023

ЧТО ПРИВЕЛО БЕЛОРУСОВ НА КРАЙ СВЕТА В САБЕТТУ

Новый проект «Мир» о наших нефтяниках в международных проектах

«Белоруснефть» по праву считается одним из отечественных предприятий-брендов. Зачастую именно нефтяники через зарубежные проекты первыми из белорусов приходят в другие страны, не только представляя отдельно взятую компанию, но и нашу страну в целом. Создают репутацию, делятся лучшим и перенимают опыт, доказывая, что для прогрессивного созидания нет границ. Наш новый проект «Мир» на NEFT.by о том, как нефтяники открывают технологичную Беларусь зарубежью и через международные проекты становятся топовыми специалистами №1. В премьерной публикации – край света и первые белорусы от «нефтянки» в Заполярье. Как это было, история 39-летнего Дениса Куриленко, начальника отдела строительства скважин и бурения боковых стволов управления скважинных технологий и сервиса центрального аппарата «Белоруснефти».

Место силы

Можно ли окончить обычную сельскую школу и, не покидая родные места, сделать карьеру в компании с мировым именем, став одним из первопроходцев в крупном международном проекте? «Не сомневайтесь, можно», – говорит Денис Куриленко. Было бы желание. Условия есть. Его собственная биография – тому реальный пример:

Родом я из Хойникского района, оттуда же родители: мама – бухгалтер, отец – водитель автобуса. И никакой связи с нефтяной отраслью… Когда мне было три года, семью из-за Чернобыльской аварии отселили в деревню Заспа Речицкого района. Так что своим местом силы считаю именно эти места, где вырос, где отчий дом, где друзья. Отучился в сельской школе, на золотую медаль. В 11 классе решил – поступаю в Гомельский государственный технический университет им. Сухого. Тогда здесь для выпускников школ действовала «Школа будущего инженера», и отец три раза возил меня в вуз из Речицы. Почему «нефтянка»? Да ведь Речица – это «Белоруснефть». Постоянно пересекаешься с людьми, которые там работают, видишь предприятия этой компании. И в подсознании откладывается: круто же, современно, технологично…

Первые шаги в профессии после окончания ГГТУ им. Сухого, а далее и Белорусского торгово-экономического университета потребкооперации (квалификация – экономист-менеджер), сделал в Мозырской нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения. Помощник бурильщика – вот отправная точка будущей карьеры. Пять лет неоценимого опыта, которые, по словам Дениса, научили рационально относиться к тому, что дано: оборудованию, ресурсам. Располагая малым, добиваться максимума. В 2011 году он уже был начальником производственно-технического отдела экспедиции. В это время и поступило предложение приехать на собеседование в «Белоруснефть», управление скважинных технологий и сервиса (УСТиС), которое подбирало кадры.

Крутой поворот

Все-таки мысли материальны. Потому что именно тогда нефтяник Куриленко всерьез задумался о поездке на Север. Хотелось попробовать себя в нетипичных условиях. В «Белоруснефти», собственно, это и предложили, можно сказать, «с порога». Рассказывает с горящими глазами:

Конечно, это был совершенно новый уровень. Если в экспедиции мои задачи сводились в основном к решению текущих производственных задач. То переход в УСТиС центрального аппарата «Белоруснефти», помимо местных вопросов, предполагал и решение глобальных задач на перспективу. Одно из направлений, которое мне поручили сопровождать – «Белоруснефть-Сибирь» в Губкинском. Спрашиваете, не пугала ли ответственность и масштаб? Нисколько. Мне было интересно!

Командировки в Сибирь, где нарабатывали репутацию и опыт белорусские нефтяники, плановые проверки охраны труда и промышленной безопасности, отправка бригад, мобилизация оборудования, получение разрешений и согласований. За 3,5 года кураторства «северной дочки» в деталях изучил схему действий в местных условиях.

И когда в 2015 году «Белоруснефть-Сибирь» выиграла тендер на участие в крупнейшем международном проекте «Ямал СПГ», опять с горящими глазами смотрел на карту Заполярья: где это – вахтовый поселок Сабетта и не шутка ли, работа на побережье Ледовитого океана?

В Сабетту на край света

«Ямал СПГ» – интегрированный проект по добыче, сжижению и поставкам природного газа. Масштабный не только для России, для Азиатско-Тихоокеанского региона в целом. Его движущая сила: ОАО «Новатэк», Китайская национальная нефтегазовая корпорация и фонд Шелкового пути, крупнейшие зарубежные компании. Суть: разработка нового Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения, строительство завода по производству сжиженного природного газа мощностью около 16,5 млн. тонн в год, транспортной инфраструктуры, в том числе морского порта и аэропорта. Тундра – и вот такое! Дух захватывает даже, когда не там. А если воочию? И как белорусские нефтяники вообще оказались в этой теме?

Денис Куриленко знает. Уже на тот момент «Белоруснефть-Сибирь» блестяще зарекомендовала себя в других российских проектах, в том числе и при работе на газоконденсатных месторождениях. Репутация белорусских сибиряков делала свое дело. И когда проект «Ямал СПГ» вышел на уровень подбора сервисных подрядчиков, предприятию «Белоруснефти» предложили поучаствовать в тендере. Денис проговаривает то, что на слуху:

Белорусы чем выделяются? Высокой культурой производства. И это пришло из Беларуси в Губкинский. Делаем качественно, четко, в срок. Хорошие подходы, большой опыт. По таким критериям и подбирали компании на этот проект, где важны были качество и безупречность. Для всех без исключения участников это был новый опыт. До сих пор в таких условиях никто не работал. Осознавать, что здесь представляешь не только компанию, но и страну, престижно и ответственно.  

Атомные ледоколы бороздят моря

По итогу в Заполярье отправились региональный руководитель Денис Куриленко, заместитель начальника службы по капительному ремонту скважин, и бригада КРС Сергея Потапова. Им в подкрепление техника и водительский состав.

Прикидываю, не рядовая в целом поездка – на Крайний-то Север. Как по мне, подготовка должна быть монументальной. Денис смеется. Да ничего особого не делал. Собирался, как в обычную командировку, разве чуть больше вещей. Предполагалось, что первая вахта продлится месяц, получилось – два, а в общей сложности на проекте отработал два года:

Масштабы того, что происходило, словами не передать. Это был старт, начало. Вертолеты, самолеты, атомные ледоколы и корабли, новейшие технологии, суперсовременная техника… Честно, столь грандиозный размах, когда на твоих глазах закладывается мощнейшее производство, раньше видел только на фотографиях в газетах и интернете. Поначалу были трудности. Для всего нового – это нормально, особенно в таких условиях.

Первое испытание на прочность, которое довелось проходить впервые – отправка оборудования и техники. Требования заказчика были четкие: все исключительно новое – из-за автономности расположения Сабетты, оторванной от «большой земли». И вот из Губкинского нашу технику железной дорогой доставляли в Архангельск, а уже в Архангельске грузили на корабли, чтобы через два моря – Баренцево и Карское – доставить в Сабетту.

Сама же бригада добиралась в вахтовый поселок из Нового Уренгоя самолетом. Белорусам повезло. К тому времени в Сабетте уже построили международный аэропорт. И дорога стала более предсказуемой. До того летали вертолетами. «Привередливая техника», – усмехается Денис. В метель – не вариант. А метели здесь затяжные. Застрять в аэропорту можно на 2 недели.

Суровый климат – и это еще одно испытание на прочность, к которому пришлось адаптироваться. Ровные снежные горизонты, морозы выше 50 градусов, высокая влажность из-за близости моря, постоянные сильные ветры и метели. Встать утром и увидеть все – технику, оборудование, постройки – в ледяном панцире, обычное дело. Для бригады под заказ шили усиленную спецодежду, классический «сибирский» вариант в этом случае не подходил.

 Губкинский и Сабетта – разница сильно видна. Можно судить по природе. В Губкинском есть хвойные деревья, уже к Новому Уренгою деревья становятся ниже, сходят на кустарники. На Сабетту прилетаешь – только трава или только снег, в зависимости от времени года. И солнце такое огромное. Полностью полярная ночь, полярный день. Без полутонов, по-настоящему.

 

Время первых

Сабетта встретила оживленно. На тот момент в поселке, где численность местных жителей – ненцев – не превышала и 100 человек, из разных стран прибыло около 25 тысяч специалистов. Для сервисных подрядчиков отдельная площадка с офисами. Обустроенные общежития, связь, коммуникации – все постепенно обретало черты цивилизации.

В конце мая бригада капитального ремонта скважин приступила к работам. То, что предстояло белорусским нефтяникам, можно кратко описать формулой – «найти, реанимировать и вернуть к жизни». Денис Куриленко обрисовывает суть:

 В советское время в Сабетте работали буровики. Как, собственно, и открыли месторождение. В 80-х пробурили около 70 скважин. На том все остановилось. А тогда как бурили? Теперь нельзя было даже найти устья многих скважин. Перед нами ставилась задача – поиск старых скважин, их ремонт, приведение в соответствие с правилами безопасности и в последующем их восстановление. При этом выполнение всех работ с минимальным воздействием на окружающую среду и строжайшим соблюдением экологического законодательства.

Первый фронт работы белорусов, порученный заказчиком – аварийный объект. На 47-м кусте скважины № 2471 Южно-Тамбейской сгорела буровая установка, компоновка труб улетела вниз на 2 км. Нужно было извлечь. Оправданно опасались, что после подъема инструмента скважина начнет фонтанировать. Месторождение только разбуривалось, пластовые давления были очень высокие. Поэтому применялись повышенные требования к оборудованию, персоналу, программам работ.

 Наша бригада отлично отработала сложный объект, с помощью подъемника АП-80 оперативно извлекли инструмент, реанимировали скважину и запустили в нормальном режиме. К слову, она была стратегическая, отсюда газ поступал на газотурбинную установку, которая вырабатывала электроэнергию для вахтового поселка. 

А дальше все – по плану, с адаптацией, преодолением новых испытаний и особенностей северного маршрута. Городок буровиков на месторождении. Одновременно на объекте – до 20 нефтяников, 10 водителей, поскольку у белорусов был свой транспорт. И это оказалось золотым решением. Те, кто располагал хорошей техникой, были в выигрыше. Сказывалась автономность и удаленность Сабетты.  Собеседник продолжает:

Безусловно, всего не предусмотришь. Вышел из строя подшипник или узел, нужно везти с «большой земли». В Сабетте нет такого, что позвонил, заказал, и на другой день уже есть. Только по воздуху или морем. Даешь заявку – ждать 2-3 недели, пока из Уренгоя доставят вертолетом. И вот здесь как раз спасала командная работа с другими подрядчиками. Выручали, помогали, делились. Работали плечом к плечу. А иначе в этих условиях не выжить. Только сообща.

Постепенно научились принимать и сложный климат. На разные аномальные случаи вводили в жизнь свои премудрости. В метели здесь легко было затеряться в шаге от вагончика. Непроглядная белая пелена накрывала внезапно. В это время все останавливалось. Поэтому от буровой до городка буровиков, которые порой отделяла стометровка, натягивали … трос или канат, чтобы без риска добраться до пункта назначения. На вопрос о том, что на старте было самым сложным, отвечает так:

 С точки зрения производства, новое месторождение с высокими пластовыми давлениями, которое только разбуривалось, и непростая логистика. С точки зрения условий работы, сильные морозы, высокая влажность, ветер и метели. Если коротко, то – крутая зима. Но постепенно вопросы решались, все обустраивалось и ко всему привыкали. И сейчас наши нефтяники работают в подобных условиях. Причем, костяк – тот, который начинал 8 лет назад!

Сильное

Впечатления от Крайнего Севера – восхищение и удивление. Мощью, масштабом, природой. Самое первое сильное:

Северное сияние. Я видел его в Губкинском. Но в Сабетте это было полнее, ярче и зрелищнее. К сожалению, на снимке не передать. И всякий раз, когда наблюдал – потрясение. Знаете, такой эффект «вау».

То, что раньше было знакомо по фоторепортажам и телесюжетам, здесь – вживую. Белые медведи, например. Они частенько появлялись в порту и поселке. К слову, приближаться к ним категорически запрещалось. Лучшее: укрыться. Едва мишки возникали вблизи людей, включалась местная служба охраны, которая отпугивала косолапых специальными сиренами. А вот с песцами здесь жили практически бок о бок. Те стремились к людям в поисках легкой и доступной еды. Денис делится тем, что до сих пор ярко в памяти:

Для себя открыл, что Ямал – настоящее птичье царство. Зимой полярные совы, большие, белые… В теплое время – бесконечная череда птиц. Был случай, когда мы ехали на буровую и помогли добраться орнитологам до точки наблюдения. Они пообещали сбросить фото и слово сдержали. От них, собственно, и узнали названия птиц, которых здесь можно увидеть – редкие виды куликов, гагар, чаек, уток. Когда рассказываю и показываю это своим трем дочерям, они в неизменном восторге.

Знания, которые не будут пылиться на полке

Для Дениса Куриленко ямальский опыт стал ступенью к работе в других зарубежных проектах. Тоже стартовых. Потому что быть среди первых и начинать с нуля – это его формат.

И, конечно, стал ступенью для карьерного роста. Он руководитель отдела строительства скважин и бурения боковых стволов УСТиС ЦА «Белоруснефти». Сегодня по этому направлению ведет СУБР, Тампонажное управление, УПНПРиС, ВМУ, БВО, «Белоруснефть-Сибирь»… Новые проекты за пределами страны. Серьезные масштабные планы в Беларуси. Что дал опыт Сабетты и других зарубежных проектов, говорит о важном:

На проблемные вопросы смотришь уже под другим углом. Когда в сложнейших условиях решается, казалось бы, невозможное, значит, достижимо все. Такие проекты учат находить выход из любой ситуации. Не бояться принимать решения. И делать это оперативно, потому что времени «на подумать» или согласовать просто нет. Брать ответственность на себя. Учиться новому передовому и делиться опытом. Работать в команде, действовать сообща не только в своем коллективе, но и с партнерами. Вникать в суть. Не поработал в таких условиях – не увидишь и по бумагам не поймешь. Опыт Сабетты и других проектов, в которых мне посчастливилось участвовать в команде «Белоруснефти», ценный и уникальный. А кто опасается: расстояние, трудности, неизведанное… Не надо опасаться. Надо просто ехать и работать. Компания дает такую возможность. Это те знания, которые точно не будут пылиться на полке. Они нужны и востребованы. В профессии такой опыт прокачивает максимально, в интенсиве «год за три». 

Автор: Виолетта ДРАЛЮК / фото из архива Дениса КУРИЛЕНКО и NEFT.by